Девятого июля 1919 года активисты Ингрии провозгласили создание Республики Северная Ингрия и выбрали временное правительство, претендуя на значительную часть территории между Эстонией и Финляндией, которая сегодня входит в состав России (под Санкт-Петербургом). Ингерманландцы — однородная этническая группа, которая во времена СССР подверглась полной депортации и которая не реабилитирована по сей день. Любое упоминание этих людей, в отличие от других наказанных народов, оставалось под строгим запретом вплоть до 1991 года. Ингерманландцев иногда путают с ижорами, но единственное, что у них общего, так это то, что их названия происходят от шведских слов. Ижоры известны еще с конца ХII века, когда они входили в Новгородское государство, пока в XV веке не началось возвышение Москвы. Ижоры сохранили свой язык, который находится в тесном родстве с финским, однако все они в основном обратились в православие. В XVII веке шведы подселили к ним две этнические группы: эвремейсов и савакотов, которые впоследствии и стали ингерманландцами. Они говорили на финском языке, но так и не смешались с ижорами, поскольку остались лютеранами. После революции 1917 года в этом регионе проживали около 16 тысяч ижоров и около 160 тысяч ингерманландцев. Кроме того, в Сибири жила еще почти тысяча ингерманландцев, изгнанных после 1804 года.

Ингерманландцы очень пострадали от роста национального самосознания во время Гражданской войны в России. Из-за их связи с финнами и антисоветскими белыми силами Ленин и большевики сомневались в надежности ингерманландцев, которые проживали компактными группами под Санкт-Петербургом. В мае 1919 года большевики начали насильственную мобилизацию ингерманландцев в Красную армию. В ответ в июле 1919 года ингерманландцы провозгласили Республику Северную Ингрию. Их поддержали финны. Но в октябре 1920 года Финляндия подписала мирный договор с Москвой. Республика пала, и многие ее сторонники бежали в Финляндию. Оставшиеся ингерманландцы пошли служить в антибольшевистскую Белую армию генерала Юденича, а после поражения осели в Эстонии. Общие демографические потери этого народа за время Гражданской войны в России (погибшими и переселенными) составили около 50 тысяч человек.

Москва считала ингерманландцев «нежелательным» элементом, и советский режим депортировал их в несколько заходов. Первая волна депортации, затронувшая около 18 тысяч ингерманландцев, прокатилась во время коллективизации. Вторая (в 1935 — 1936 годах) коснулась еще 41 тысячи человек. Кроме того, 10,6 тысяч ингерманландцев были осуждены как «финские шпионы», и 80 процентов из них расстреляли. Москва планировала депортировать всех остальных ингерманландцев подальше от северной столицы, однако стремительное немецкое наступление в 1941 году помешало советским властям реализовать эти планы. В конце войны более 63 тысяч ингерманландцев бежали в Финляндию, однако СССР надавил на Хельсинки, и «более 43 тысяч» ингерманландцев заставили вернуться в Советский Союз, где многих из них насильно переселили из родных мест. В результате этих гонений сегодня под Санкт-Петербургом осталось менее 25 тысяч ингерманландцев.

Республика Северная Ингрия занимала территории на Карельском перешейке и частично — в современных Приозерском и Выборгском районе Ленинградской области. Общая площадь «республики» составляла всего 30 квадратных километров. Временной столицей государства ингерманландцев было уже не существующее поселение Кирьясало. Лидер «республики» и главнокомандующий Юрье Эльфенгрен сделал головокружительную карьеру: царский офицер из Финляндии впоследствии стал дипломатом в Хельсинки, где представлял Белорусскую Народную Республику. В 1927 году его убили большевики. Финский военачальник Карл Густав Маннергейм попросил адмирала Колчака оказать поддержку силам Ингрии, однако командующий Белой армией отказался. Он также не пожелал признавать независимость Финляндии и Эстонии и «никогда так и не признал Ингрию». Тем не менее Ингрии удалось просуществовать два года.
Республика Северная Ингрия занимала территории на Карельском перешейке и частично — в современных Приозерском и Выборгском районе Ленинградской области. Общая площадь «республики» составляла всего 30 квадратных километров. Временной столицей государства ингерманландцев было уже не существующее поселение Кирьясало. Лидер «республики» и главнокомандующий Юрье Эльфенгрен сделал головокружительную карьеру: царский офицер из Финляндии впоследствии стал дипломатом в Хельсинки, где представлял Белорусскую Народную Республику. В 1927 году его убили большевики. Финский военачальник Карл Густав Маннергейм попросил адмирала Колчака оказать поддержку силам Ингрии, однако командующий Белой армией отказался. Он также не пожелал признавать независимость Финляндии и Эстонии и «никогда так и не признал Ингрию». Тем не менее Ингрии удалось просуществовать два года.